22:33 

В разных жанрах.

I am but mad north-northwest; when the wind is southerly I know a hawk from a handsaw.
Я как-то обязалась написать определенное количество драбблов в разных жанрах, с заданными вами пэйрингами. Мне поступил заказ на пэйриг Фрейзер и Франческа. Готово!



1. Юмор


Благие цели.


Вот уже второй месяц Франческа Веккио вела исключительно скромный образ жизни – ни новых нарядов, ни походов в кино с подругами, ни глянцевых журналов, а с косметикой приходилось обращаться очень экономно. Труднее всего было отказаться от новых туфель. О, это были не просто туфли, а туфли мечты – каблук-шпилька, натуральная кожа, изящная пряжка, чудесный перламутровый оттенок. И продавались они с большой скидкой. Но даже со скидкой стоили туфли половину ее сбережений, поэтому, восторженно повертев их в руках, Франческа оставила вожделенную пару в магазине и со стоном выпорхнула за дверь.
Ей нужны были деньги. И чем больше, тем лучше. Что бы уж наверняка... Конечно, она могла бы обратится к Рэю – брат иногда, в виде исключения, и находясь в хорошем настроении, выдавал ей некоторые суммы, при условии, что он точно будет занть, на что эти деньги пойдут, но сейчас такой вариант исключался. Если она скажет ему, зачем ей на самом деле понадобились деньги, он ничего не даст, да еще и Фрейзеру разболтает, а значит весь ее прекрасный план – коту под хвост. Нет, ради благих целей стоило пойти на жертвы...
В пятницу, в конце рабочего дня, Фрэнни отловила Фрейзера в участке, где констебль, по непонятной лейтенанту Уэлшу причине сделался завсегдатаем. Вид у нее был деловой и решительный.
- Бентон! – окликнула она его.
- Франческа...
- Бентон, ты должен мне помочь!
- Разумеется. В чем дело? – готовность в голосе офицера конной полиции сочеталась с некоторой степенью настороженности.
- Точнее, не мне лично, а одной организации...
- Организации? – с явным облегчением переспросил Фрейзер, и Франческа поняла, что бдительность его усыплена.
- Ты ведь знаешь, что я состою в благотворительном комитете... – продолжала девушка.
- Это весьма достойное дело...
- Так вот, мы устраиваем одно мероприятие, цель которого собрать побольше средств на нужды социально неблагополучных семей, проживающих в Чикаго. Обещай мне... Нет, дай слово, что поможешь!
Эта горячность в тоне девушки умилила Фрейзера, чья душа всегда была распахнута для помощи другим. Чудесно, когда человек заботится о помощи ближнему своему, не щадя сил и времени.
- Даю слово, Франческа, - улыбнулся констебль. – Как раз сейчас у меня есть немного лишних денег...
- Нет-нет! – живо пребила его Фрэнни. – Речь вовсе не о деньгах!
Фрейзер растерянно дернул себя за ухо.
- Нет?
- Нам просто нужны участники. Это будет завтра. Палм Роуд 7-15, приходи к трем часам. В общем... я ужасно спешу, ты все узнаешь на месте.
- Но...
- Помни, что это для благих целей, и что ты дал слово! – Франческа лучезарно улыбнулась и умчалась прежде, успел он произнести еще хоть слово.
Какое-то время Фрейзер непонимающе глядел ей вслед, потом пожал плечами и зашагал к выходу. На стоянке он встретил Рэя. Тот торопливо выбирался из машины.
- Эй, Фрейзер! Ты сегодня видел Франческу?
- Да, - кивнул Фрейзер, останавливаясь у «Ривьеры».
- И ты с ней разговривал?
- Да, только что...
- А она тебя о чем-нибудь просила?
- Ну, да... Помочь ей с организацией одного благотворительного мероприятия. Я, конечно, согласился. По-моему...
- Вот черт! Найди ее, и откажись, пока не поздно!
- Не могу, Рэй, я уже дал ей слово. А в чем, собственно, дело? – спросил Фрейзер, начиная догадываться, что что-то не так.
- В принципе, ничего страшного, - усмехнулся Веккио. – Но, думаю, что тебе с твоими нравами это придется не по вкусу. Дело в том, что этот благотворительный комитет организует так называемый «аукцион холостяков». Мне только что Джек рассказал. Фрэнни и его уговорила учатвовать.
- А... что это? – озабоченным тоном спросил Фрейзер.
- Ты, что, не знаешь? А, впрочем, откуда ж тебе... Ну, это такой вечер, где женщины, явившияся на аукцион торгуются за право провести свидание с одним из участвующих в аукционе мужчин. Чем больше привлекательных участников, тем больше денег, а все собранные средства идут на благотворительность.
- Но это же... несколько аморально, ты не находишь? Свидание – это очень личное, а тут... – Фрейзер с несчастным видом взглянул на друга. – Разве не могут эти женщины, да и мужчины заодно, просто сдать деньги для помощи другим людям?
- Видишь ли, Бенни, у нас в Америке народу нужны зрелища. Чем интереснее идея, тем больше толку будет тем, для кого собирают деньги.
- Это очень странно, Рэй, - неодобрительно заметил канадец.
- Да? Ну а нам кажется странным, скажем то, что мужчины собираются вместе, чтобы выяснить, кто лучше умеет подражать крику самца-карибу в злачный период.
- В брачный период, - машинально поправил Фрейзер, все еще переваривая полученные сведенья. Вид у канадца был такой, словно ему предстоял визит к стоматологу-коновалу. Рэю стало жаль не в меру аскетичного приятеля.
- Да ты не переживай! На самом деле это здорово! Уверен, Франческа сегодня вечером и ко мне обратится с такой просьбой. Я для вида поломаюсь, а потом соглашусь. Только представь себе – ты ужинаешь с какой-нибудь состоятельной дамой, потом провожаешь ее домой, она, разумеется, приглашает тебя... ммм... на чашечку кофе, а главное – никаких обязательств, потому что она сама тебя выбрала! Мечта! Ну, и, наконец, приятное сознание того, что ты вложил свой вклад в помощь нуждающимся.
Рэй довольно улыбнулся и ободряюще хлопнул Фрейзера по плечу. Он будет доволен ровно до тех пор, пока не узнает, что его сестра не только одна из организаторов аукциона, но и активная его участница.


2. Hurt/Comfort

Просто сказать...


Фрэнни бесцельно перекладывала рабочие бумаги с места на место, в десятый раз раскладывала на своем столе концелярские принадлежности, переставляла фотографии - в общем, всяческими способами тянула время. Работы у нее было не больше обычного, но уходила она теперь почти что позже всех, оттягивая момент, когда придется возвращатся домой. Она знала, что это только усугубит ситуацию, но ничего не могла с собой поделать. Если бы только осенние вчера не были такими темными, а дорога домой такой... неудобной! Неудобной, непривычной, а теперь еще и бесконечно пугающей.
На прошлой неделе дороги у ее дома начали ремонтировать – с одной стороны укладывали новый асфальт, с другой – меняли канализационные трубы, и единственный путь к дому теперь лежал через парк. Парк был небольшой, малолюдный, и всего три дня назад это ее совсем не пугало, но во вторник вечером, когда она бодро шагала по дорожке парка, от высокого куста вдруг отделилась мощная фигура, схватила ее за руку и увлекла за скамейку. Одна шершавая ладонь зажала ей рот, вторая скользнула под блузку. Он нависал над ней омерзительный глыбой, пальцы уже добрались до лифчика, но слева вдруг раздался зычный голос: «Чарли, ко мне!», а за ним утробный лай могучего пса. Хватка на мгновение ослабла, Франческа наугад толкнула его коленом, услышала стон, отчаянно рванулась и снова выскочила на дорожку. Она не обернулась, не закричала, просто сразу побежала вперед, быстро достигла калитки и выскочила на улицу, где уже прогуливались другие люди. Только на пороге дома ей удалось унять бившую ее дрожь. Потом она, не обращая внимания на недовольство сестры, которая сремилась попасть в ванную комнату, долго стояла под душем, затем полночи ворочилась без сна, а, уснув, то и дело просыпалась от страшных видений.
Она ничего не сказала – ни маме, ни Марии. Да, ей очень нужно было участие, успокаивающие слова, но она знала, что от них она этого не получит. Трудно жить в семье с понятиями о том, что всегда и во всем прав мужчина... Мама, конечно, начнет плакать и говорить, что нельзя ей, молодой привлекательной девушке так откровенно наряжаться. Сестра заведет очередной разговор, на тему, «если бы у тебя был муж»... От Тони и вовсе не приходится ждать сочувствия. Пожалуй, она бы могла рассказать об этом только Рэю. Хотя они с ним часто ссорились, Рэй каким-то образом всегда мог почувствовать, когда его младщей сестре было по-настоящему плохо, и знал как ее утешить. И он был меньше всех зациклен на традициях. Возможно, он бы и прочитал ей нотацию, но потом, когда все уже было бы позади. Но... Рэя не было. Это секретное задание лишало ей всякой возможности поговорить с братом. И от этого становилось еще страшнее и тоскливие.

- Франческа?
Он стоял перед ней, даже в конце утомительного дня прямой и подтянутый, в безупречно сидящим на нем парадном мундире, но в его взгляде была невысказанные тревога.
- Да, Бэнтон?
- Я просто заметил, что ты стала задерживаться. У тебя много работы? Если что, я вполне могу тебе помочь.
Да, он всегда все замечает. Он бы мог спросить прямо... Но он ждал.
Франческа заставила себя улыбнуться.
- Просто приходится работать немного дольше обычного. – Она переложила папку с отчетом с левой стороны стола на правую.
- Я могу тебе чем-то помочь?
Он смотрел на нее внимательно, вглядывался в бледное осунувшееся лицо, и Фрэнни показалось, что спрашивает он вовсе не о работе. Но что она могла ответить? Меньше всего ей хотелось, чтобы Фрейзер догадался, в чем дело. Вдруг и он подумает о ней плохо? Она отвела взгляд.
- Мне совсем нетрудно...
- Хорошо. Но лучше все же не задерживаться так долго. На улице уже совсем темно.
Он Фрейзера не укрылась, как Франческа взрогнула при последнем его слове.
- Я уже скоро пойду, - ответила Фрэнни и принялась пересчитывать скрепки в баночке.
Он все не уходил.
- Франческа...
Она вскинула голову.
- Если не хочешь рассказывать, не надо. Просто скажи, что я могу сделать.
Она кивнула.
- Если тебе нетрудно... проводи меня домой.


Они шли через совсем рядом друг с другом. Франческа уже не боялась. Еще бы! Сейчас на нее решился бы напасть только самоубийца! И все же ее непокидало странное тягостное чувство. Что, интересно, думает Фрейзер? Когда они проходили мимо той самой скамейки Франческа инстинктивно сделала шак влево, почти прижавшись к Фрейзеру. Как ни странно, он даже не попытался отстранится.
- Это случилась здесь. – вдруг сказала она. – Во вторник. Я даже ничего не поняла сначала. Потом очень испугалась. Но мне быстро удалось убежать. Я никому не сказала.
Ей показалось, что Фрейзер ничего не поймет из ее маловразумительного и короткого рассказа. Но вышло иначе.
- Мне жаль, что так случилась, Франческа. – сказал он. Его лицо в полумраке отдаленного фонаря показалось девушке странным. Рэй бы мог объяснить, что сейчас чувствует Фрейзер – он уже видел его таким. Так же смотрел Фрейзер, когда говорил об убийце своего отца.
Он взял девушку за руку. Сейчас Фрейзера одолевали сомнения – имеет ли он право задавать Франческе такие вопросы? Наверное все же не имеет, не должен... Но ему необходимо было знать – ради ее же блага. Чтобы правильно действовать дальше, чтобы помочь.
- Франческа, - очень осторожно сказал Фрейзер, - этот... он тебя напугал. Но... он больше ничего тебе не сделал?
- Н-нет, - еле слышно ответила Фрэнни. Потом добавила. – Порвал мне блузку. Я ее выбросила.
Он почувсвтвовал, что Фрэнни говорит ему правду.
«Слава богу».
- Тогда постарайся больше не думать об этом подонке. Все забудется, вот увидишь.
Фрэнни слабо улыбнулась. Фрейзеру она верила.
Они продолжили путь, и вскоре вышли на улицу. У киоска Фрейзер вдруг остановился.
- Я понимаю, что уже поздновато для таких предложений, но... ты не хочешь мороженого?
На какой-то момент в голове у Фрэнни мелькнула совсем неуместная в данной ситуации мысль – как отразится столь поздний десерт на ее фигуре? – но, она быстро одумалась.
- Ну, если только... А у них есть клубничное?
Фрейзер рассмеялся, и полез в шляпу за деньгами.


3. Экшен

Задача не из легких.

Констебль Бентон Фрейзер в юности своей неплохо умел решать математические задачи. Но вот сейчас простая, казалось бы, задача никак не сходилась с ответом. Дано: три вооруженных преступника, один конный полицейский, чей пистолет можно было бы назвать лишь метательным оружием, ибо он по обыкновению не был заряжен, и полупустой малолюдный склад. Вопрос – сколько минут понадобится преступникам, чтобы без препятствий продолжить свой путь, и что останется от констебля? Точнее, ответ был очевиден, но вот Фрейзера он никак не устраивал. Поэтому, примостившись за мешками с зерном и слушая, как грабители перебрасываются нервными фразами, Фрейзер обдумывал дополнительный вариант решения, который мог бы привести к иному результату.
- Ты опять привысил свои полномочия, сынок, - укоризненно заметил Боб Фрейзер, бесстрашно устроившись на самом верху пирамиды из мешков. Собственно, бояться шальной пули ему непристало – он уже и так был мертв.
Фрейзер вздрогнул. Когда твои нервы напряжены,внезапно раздающийся над ухом голос – не самое желанное испытание.
- Отец! Тебе обязательно надо выло явится сейчас? Я же... Занят я!
- О, да... расхлебываешь последствия собственной неосмотрительности, - закивал Боб. – Ты не в Канаде, Бентон. Вместо того, чтобы кидаться сломя голову за грабителями банка, которых, между прочим, трое, следовало дождаться полицейских из ближайшего участка и сообщить им всю известную тебе информацию.
- Мой долг – задержать преступников! – возмутился Фрейзер. – Ты сам меня этому учил.
- Но я, кажется, не учил тебя безрассудному риску? – уточнил дотошный призрак.
- Давай не будем сейчас об этом, - предложил Фрейзер, осторожно выглядывая из своего укрытия. Через секунду мимо его щеки просвистела пуля.
- А когда? Ты, сынок, слишком упрям, чтобы признавать свои ошибки задним числом.
- О Боже...
- Нет, в самом деле... – продолжал Фрейзер-старший, - взгляни правде в лицо – ты видешь себя черезчур рискованно. Признаю, что я по молодости и сам был таким, но в твоем возрасте я остепенился и стал осмотрительнее относится к собственной жизни, потому что она уже была тесно связана с тобой и с твоей мамой... – Роберт задумчиво вздохнул. – Так вот, мой тебе совет – женись. Когда у тебя будет жена, о которой нужно заботится, и ребенок, которого нужно поставить на ноги, ты дважды подумаешь, прежде чем встать на пути у несущегося автомобиля или одному бросится в погоню за тремя лиходеями!
- Все не так просто! – с намеком на раздражение ответил Фрейзер.
- У тебя-то, конечно! – хмыкнул Боб. Ты вроде бы дальше своего носа и не видишь. А ты оглянись вокруг! Вот хотя бы эта девушка... сестра твоего друга, ммм... Франческа! Она же с тебя глаз не сводит.
- Папа, ну при чем тут...
- А ты даже и не замечаешь. Или... – Боб подозрительно прищурился, - или не хочешь замечать.
В этот момент раздался выстрел, взметнувший пыль из мешка – Фрейзер неосмотрительно выставил из своего заграждения плечо.
- Папа, извини, ты меня отвлекаешь.
- Они не знают, что ты невооружен?
- Пока нет.
- Ну, это ненадолго. Да, неприятная ситуация. А вот был бы ты...
- Давай поговорим об этом позже.
- Ладно-ладно, но ты подумай над моими словами. Если успеешь, конечно...
- Хорошо, - отмахнулся Фрейзер. – А пока... главное начать конструктивный диалог.
Он слегка приподнялся, чтобы голос звучал громче и четко провозгласил:
- Именем закона вы арестованы! Для вашего же блага советую вам сдаться без сопротивления.
Грабители изумленно и испуганно переглянулись.
Боб с интересом поглядывал на сына.
-А что, - пробормотал он себе под нос, - не удивлюсь, если он и в самом деле уговорит их сдаться. Весь в меня! Но кое в чем моя мама, конечно, перестаралась...



4. AU

На отдыхе.

Вот уже третью неделю Франческа гостила во Флориде у своего брата Рензо. Три недели сплошных удовольствий – море, чудесная солнечная погода, новые магазины... Из забот – приготовить что-нибудь по маминому рецепту на выходных да поиграть немного с племянниками. У Лоренцо и Джоан было три очаровательных темноглазых мальчика – Джейми, Никки и Анджело.
В эту субботу Фрэнни решила сходить с детьми в кино. Показывали новый фильм о трех мушкетерах – мальчикам это, конечно,будет интересно. Да и самой Франческе хотелось вспомнить, как восхищалась она в детстве отважными друзьями-мушкетерами. Она любила их всех – неунывающего д’Артаньяна, осторожного влюбчивого Арамиса, обаятельного силача Портоса, но главное – благородного и таинственного графа де Ла Фер.
После сеанса воспоминания нахлынули с новой силой. Они возвращались домой, и Джейми важно шагал впереди, держа в вытянутой руке поднятую с земли палку. Это, разумеется, была мушкетерская шпага. Младшие дети затяли игру в лошадки, и теперь грацевали впереди, напевая «один за всех!».
Во время фильма Франческе в голову пришла интересная мысль. А ведь Атос так похож на Фрейзера! Красивый, смелый, умный, с чудесными маненрами, также (увы!) сторонится женщин и свято блюдет кодекс чести. Девушка мечтательно вздохнула. Дальше воображение понеслось безудержно...
Франческа принимала участия во всех развлечениях доступных придворной даме, среди которых рукоделие занимало непоследнее место. И если днем канва украшалась изображением садов Лувра, то вечерами пальчики черноволосой красавицы вышивали милый профиль. Она знала каждую черточку лица своего мушкетера – спокойный взгляд голубых глаз, сильный подбородок, высокий лоб под прядями темных, слегка вьющихся волос, едва заметный шрам на правой щеке...
Об этом мушкетере его величества знали немного. В обществе он всегда был сдержан и не привык хвастать своими победами, будь они одержаны на дуэльной площадке, у стен Ля Рошели или же в алькове у прекрасной дамы. Сама м-ль Веккио знала об этом лишь потому, что настоящие подвиги невозможно скрыть даже истинной скромностью, и потому, что проявляла личный интерес к этому человеку. Впрочем, насчет алькова она не была уверена. В отличие от вооруженных поединков, здесь не было свидетелей из мушкетеров, гвардейцев и прочих, состоящих при дворе дворян, чтобы поделится подробностями событий. У придворных дам появлялся особый блеск в глазах, когда при них упоминалось имя храбреца Фрейзера, но это тоже ничего не значило. Франческа не была уверена, что успевает достаточно быстро опускать веки, чтобы скрыть взволнованный взор, если она замечала его во дворце. А главное, ей было отрадно думать, что этот рыцарь без страха и упрека еще не нашел свою даму сердца. Быть может... стоит стараться чаще попадаться ему на глаза и тогда... ах, все может быть!
- Тетя, можно мне мороженое? – Джейми бросил палку и теперь смотрел на Фрэнни с улыбкой хорошего мальчика.
- И мне?
- И мне!
Реальность вернулась в виде трех маленьких сластен, которым трудно было в чем либо отказать.
- Ну, хорошо, но только по одной порции! - улыбнулась Франческа.
В конце концов, у нее впереди целая ночь, чтобы домечтать!

5. Кроссовер (ну, с натяжкой).

Информация к размышлению.

Мария вихрем ворвалась в комнату сестры. Стучаться в семье Веккио было непринято.
- Фрэнни, можешь одолжить мне на завтра свою салатную атласную блузку? Мы с Тони собираемся... Ой, а что это ты делаешь?
Франческа сидела на кровати, почти полностью скрывшись за огромной газетой. Зрелище было довольно необычным – Мария ни разу в жизни не видела в руках у сестры иной переодики, чем «Космополитен» и прочие женские журналы.
- Читаю, как видишь, - утомленно отозвалась Франческа.
- Так.. – непонятным тоном протянула Мария. –Вчера смотрели новости, сегодня уткнулась в деловую газету. Что-то на тебя непохоже.
- Новости! – Франческа аж на месте подскочила. – А который сейчас час?
- Кажется, почти восемь.
- Ох, я же опоздаю на вечерний выпуск! – Она сорвалась с места и устремилась в гостинную.
- Так как насчет блузки? – крикнула ей вслед Мария.
- Возьми в шкафу!
Когда Мария, прихватив желанную блузку, спустилась вниз, Фрэнни уже сидела перед телевизором, ожидая выпуска новостей. Такое поведение казалось ее сестре крайне странным, но на самом деле все объяснялось очень просто.
На днях Франческа направлялась с отчетом к Уэлшу и заметила в коридоре увлеченно беседующую парочку. Это был Фрейзер и ее коллега Джулия. Фрэнни притормозила и прислушалась, но ее тревога быстро улеглась, потому что темой их беседы была (смешно сказать!) экономическая ситуация штата Иллинойс. Причем, обсуждали они ее так живо, словно речь шла о судьбе человечества! И все же беспокойство не до конца оставило Франческу. Уж слишком свободно Фрейзер общался с Джулией, а это настораживало. Вряд ли это повод для тревоги, но можно сделать вывод, что Фрейзеру нравятся женщины, с которомы можно побеседовать об экономике и прочей непонятной чуши. А значит, у Джулии было больше шансов, чем у нее. Допустить это было никак нельзя, поэтому Франческа и принялась штудировать газеты с информацией о мировых проблемах и слушать новости.
«А теперь, - жизнерадостно улыбаясь сообщил диктор, - о событиях в жизни наших ближайших соседей! Вчера премьер-министр Канады, Томас Дэвид Маклафлин, поддержар проект о поставке питьевой воды из государственных гидроресурсов в штат Техас. Данное сотрудничество...»
- Ох, и почему у нас нет таких симпатичных политиков? Огорченно произнесла Франческа, зачарованно глядя в экран. – И, по-моему, он дело говорит... Вот за такого бы с удовольствием отдала свой голос!
- Ну да!, - фыркнула Мария. – В этих делах ты ничего не понимаешь, а проголосовала бы за него просто потому, что он похож на Фрейзера!
- Ты так думаешь? – спросила Фрэнни, с удовольствием разглядывая элегантного привлекательного мужчину, который уверенно вещал что-то, окружившим его словно акалы журналистам.
- Конечно похож! Ну, разве что выглядит постарше. Клонируют их там в Канаде, что ли?
- Такого не грех и клонировать, - мечтательно улыбнулась Франческа, мысли которой уже были далеки от большой политики. Интересно, Фрейзер уже знает об этот новом проекте, свзанным с водой? Нужно будет завтра как-нибудь ненавязчиво начать об этом разговор, а там, кто знает, может беседа перейдет на более интересную тему.

6. Юст

Летняя гроза.

- Франческа, я же не каменный!...
Что она сказала? Что сделала? Все было как обычно, даже усиливающийся дождь за окном – самый обычный, и вдруг...
Он встретился с ней взглядом, этот миг показался ей часом, потому что прежде она никогда не слышала в его голосе такого чувства, но нестерпимое мгновение восторженного ожидания было вознаграждено. Ладонь Фрейзера легла ей на подбородок, она запрокинула голову и ощутила его поцелуй на своих губах. Долгожданный момент!
«Боже, а если он сейчас одумается?» - мелькнул в голове Франчески мимолетный страх. Но Фрейзер продолжал, его горячие поцелуи уже скальзили вниз, по шее, заставляя сердце замирать и подпрыгивать. Словно в блаженном полусне Франческа ощущала его прикосновения, их, казалось, завертел стремительный вихрь – предвестник летней грозы, а когда он отступил, Франческа поняла, что его руки уже скользят по ее обнаженной груди вниз, на живот, и что она, наконец может любоваться им, покрывать поцелуями плечи, ключицы, шею, возвращаясь затаем к его нетерпеливым губам. И все это под ритм дождя, бьющего по карнизу, под их собственный ритм.
И вдруг ударил гром.
- Бентон?...
Темнота молчала, только дождь продолжал монотонно стучать в окно. Фрэнни медленно встала с постели, успокаивая сбившееся дыхание, приьлизилась к окну. Из приоткрытой форточки на нее подул свежий воздух летней грозы. На стекле в свете фонаря переливались прозрачные капли и крошечные ручейки. Фрэнни вдыхала эту пьянящую свежесть, все еще ощущая на себе объятия сильных рук.
Потом она закрыла окно.


7. Ангст.

Ледяной осколок.

Оглядываясь, Франческа пробралась в комнату Рэя. В окно она видела, что брат принес с работы какю-то объемистую папку. Может быть, там... Фрэнни понимала, что поступает нехорошо, но действовала словно во сне. В кошмарах иногда снятся чудовища, а человек вместо того, чтобы бежать, обмирая от страха покороно идет прямо в пасть к чудовищу. Так сейчас было и с Фрэнни. Она хотела увидеть то, что уже три дня не давало ей покоя и в то же время очень этого боялась.
Папки на столе не оказалось, и Фрэнни дернула верхнюю шуфлятку стола. Сверху лежала то, что она искала. Девушка на секнду замерла, а затем открыла ее. Сначала ей попались какие-то непонятные бланки, отчеты, несколько бумаг с подписью Рэя, а потом...
Увидев фотографию, Фрэнни отдернула руку. Затем осторожно, двумя пальцами, поднесла снимок к глазам. С фотографии на нее смотрела женщина. Та самая женщина. Виктория Меткаф. Франческа узнала бы ее и без подписи.
Она была... пожалуй, красивой. Черные кудри, выразительное лицо. Но взгляд поражал холодной отчужденностью. Снежная Королева... Фрэнни на ум почему-то сразу пришла эта детская сказка. Так вот какая она... Снежная Королева, способная околдовать взглядом, речами, ледяной улыбкой. Франческе сделалось страшно разыгравшегося воображения. Она вспомнила, как долго, взахлеб, плакала, впервые увидев Фрейзера после всего, что случилось. Он был так не похож на себя – бдедный, безжизненный, с голубоватыми тенями под сомкнутыми рестницами – словно в его сердце и в самом деле был ледяной осколок. Франческа закусила губу, стараясь сдержать вновь подступившие слезы. Она ведь знала, что сердце Фрейзера согревает всех, а значит ему хватит сил растопить этот осколок...
Фрэнни вытерла ладнью щеки, убрала бумаги обратно в папку, сложила все как было и вышла из комнаты.
После ужина Рэй поймал ее в гостинной.
- Никогда больше не трогай то, что я приношу с работы, - ровным голосом сказал он.
Франческа собиралась было возмутиться и сказать, что она ничего не трогала, но взглянув Рэйю в лицо только кивнула.
- Больше не буду.

@темы: Бентон, fanfiction, Франческа

Комментарии
2009-07-23 в 22:39 

Господи! Отправь все калории в сиськи!!
Ну что еще сказать основной творческой силе нашего сообщества?! :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::vo:

2009-07-23 в 22:44 

Scally
I am but mad north-northwest; when the wind is southerly I know a hawk from a handsaw.
Зеленый попугай

Я знаю что! *радуется*

"Мы подхватываем знамя и продолжаем славное дело фанатского креатива!" ;-)

2009-07-23 в 22:47 

Господи! Отправь все калории в сиськи!!
мы подхватываем!;)

2009-07-24 в 13:50 

Scally
I am but mad north-northwest; when the wind is southerly I know a hawk from a handsaw.
   

Due South

главная