Scally
I am but mad north-northwest; when the wind is southerly I know a hawk from a handsaw.
Название: Олененок и Комета, или приключение на один день.
Автор: Скалли. Не, ну кто ж еще мог это написать? )))
Жанр: приключения, юмор.
Саммари: А вам никогда не приходило в голову, что могло бы случиться, если бы Фрейзер и Рэй встритились... ну, скажем, лет на двадцать пять раньше?
Рейтинг: G
Примечания: Написан в подарок Тане и Лене за блистательное участие в конкурсе про Пола Гросса.

Олененок и Комета, или приключение на один день.

Когда Джордж и Марта Фрейзеры поссорились, Бентон и представить себе не мог, что это обернется первым в его жизни большим путешествием. Как показалось Бену, поссорились они из-за телеграмм, которые стали приходить слишком часто. Получив очередную телеграмму, Марта читала ее, покачивала головой, а то и вздыхала, и, аккуратно сложив листок, клала его в шкатулку, где уже хранилось не менее дюжины таких же посланий.
Ссорились Фрейзеры весьма своебразно – никаких скандалов и споров, просто беседа за обедом или ужином отличалась повышенной вежливостью. Но когда после недели обедов, граничивших с официальными приемами королевской четы, почтальон пренес еще одну телеграмму, Джордж, что называется, потерял терпение.
- Это, в конце-концов, невежливо - игнорировать приглашения своего лучшего друга! - заявил он. - Какой пример ты подаешь внуку! – И, немного подумав, легонько стукнул кулаком по столу.
Бен заинтересованно поднял голову от «Зверобоя».
- Ты прекрасно знаешь, что сейчас я никуда поехать не могу! В здании ремонт, картотеку переносят – представить страшно, сколько с этим возни, и Бентона еще нужно устроить в новую школу, а времени в обрез!
Бен, тихонько зевнув, перелистнул страницу. Опять они про этот ремонт!
- Предположим, что ты преувеличиваешь, - возразил Джордж. Ремонт – это забота отдельной бригады, нас это никак не касается, с картотекой я и сам как-нибудь управлюсь, а что касается школы... бумаги можно и осенью оформить.
- Инусик вот вобще зимой в школу пришел – и ничего! – на всякий случай добавил Бен, решив поддержать дедушкин бунт.
- И речи быть не может! – отвергла все доводы Марта, но в ее тоне уже можно было уловить крошечный намек на сомнение.
- Ну я же знаю, как тебе хочется поехать, - искушал Джордж, - смотреть уже не могу, как ты перечитываешь эти телеграммы и вздыхаешь. Ну скажи, сколько лет вы не виделись?
- Не помню уже, много... Но это так далеко! Если уехать, то почти на месяц, а библиотека, а школа...
- А вот Инусик..., - уже более заинтересованно отозвался Фрейзер.
- Что за привычка перебивать старших? – возмутилась наконец Марта.
- Я не перебиваю, я рассуждаю, - пояснил свою позицию младший из Фрейзеров.
Марта кашлянула, тем самым выражая сомнение в необходимости подобных рассуждений. И хотя разговор в тот вечер так и закончился ничем, ровно через неделю она сдала позиции. Более того она решила, что раз ее внуку уже давно исполнилось семь, он вполне взрослый для того, чтобы путешествовать. На это Бен, разумеется, не стал возржать.

Нельзя сказать, что месяц в Уилметте прошел слишком уж незаметно для Бена. Первые несколько дней он был ошеломлен открывшимися перед ним невиднными чудесами, но и подавлен всеми этим исполнискими городскими зданиями и многолюдными улицами. Огромные пространства, заполненные домами и людьми казались Фрейзеру совсем тесными, он привык к тому, что в Тортояктуке взор его всегда мог зацепиться за горизонт или за темнеющую полоску леса под небом, а тут он то и дело утыкался взглядом в очередную многоэтажку. В первые несколько дней это вызывало большой дискомфорт. К звукам ночной жизни тоже нелегко было привыкнуть — это совсем не походило на умиротворяющий гул ветра за окном или едва уловимый стук снежной крупы о стекло. Днем Фрейзер гулял с бабушкой по городу, удивляясь всем незнакомым ему явлениям, в вечерами, когда Марта со своей подругой ударялись в многочасовоую беседу... скучал. Здесь не было лыж и коньков, да и толку от них без снега? Билли и Снежка — двух мохнатых любимцев Бена тут тоже не было. Он пробовал читать книги, но миссис Райли была большой поклонницей любовных романов и, просмотрев наугад штук десять нарядных томов, Фрейзер оставил это занятие. Он чувствовал, что ждал от этого путешествия чего-то более интересного, какого-то большого приключения, но на самом деле все оказалось довольно обыденным. Если бы не все эти удивительные вещи, которые он увидел (например, небоскреб!!!) то интереснее было бы остаться дома. Вот поэтому, когда подошел срок отправдяться домой, Фрейзер не почувствовал ни малейшего разочарования или желания задержаться тут подольше.

- Мы опять полетим на самолете?
- Да, Бентон.
- Но сначала доедем до Чикаго?
- Да, там аэропорт.
- А почему тут нет аэропорта?
- Есть, но он маленький, и не делает нужные нам рейсы.
- А долго ехать на поезде?
- Часа полтора. Как и в прошлый раз.
- Точно. А у нас уже есть билеты?
- Сейчас откроется касса, и купим.
- А почему нельзя ехать без билета? – вопрос был не праздный, в Юконе с них никто не брал плату, если приходилось ехать на собачьих упряжках или джипе. И тем более – не выдавали билетов.
- Потому что здесь перевозка людей стоит денег — нужно платить за топливо, за ремонт путей, за обслуживание.
- А что будет, если ехать без билета?
Марта нахмурилась.
- Это уже будет нарушением закона, Бентон.
- Преступление?!
- Что-то вроде этого.
- Ух ты!
В это время на скамейку неподалеку от Фрейзеров уселась еще одна пара — полная пожилая жещина и мальчик лет восьми – в светлых шортах, и почти такой же рубашке, как у Фрейзера. Он был загорелый и крепкий на вид. Эта парочка показалась Бену очень странной, и он принялся с интересом наблюдать за ними, что спасло Марту от дальнейших расспросов. Лицо женщины выражало озабоченность , а мальчик делал все, что напрочь перечеркивало усвоенное Фрейзером представление о том, «как должны вести себя воспитанные дети».
Едва они уселись, как мальчишка вскочил.
- Но я хочу посмотреть! - требовательно заявил он.
Женщина потянула его за руку обратно на скамейку.
- Ну, пусти! - обиженно крикнул мальчишка, выдергивая ладонь. - Ты же обещала!
- У нас нет времени, милый, скоро подойдет наш поезд! А ведь надо еще билеты взять.
- Никуда поезд не денется, это всего пара минут!
- Я ведь не могу бегать также быстро как и ты, а пока мы вместе дойдем...
- Тогда я один схожу.
- И речи быть не может, Раймундо! - возразила пожилая дама, безуспешно стараясь добавить своему голосу твердости. - К тому же, мы еще не выяснили, где наша платформа. Буквы в тут такие мелкие, а я как назло, потеряла очки... Оh, Dio mio...
Тем временем табличка у кассы повернулась на сторону «Открыто». Марта встала со скамейки, чтобы занять очередь.
- Пойдешь со мной, Бентон, или здесь посидишь?
- Я тут буду! - ответил Бен, которому было куда интереснее наблюдать за шумным мальчишкой, чем стоять, уставившись кому-нибудь в спину.
- Хорошо, только будь здесь. Думаю, что скоро достану билеты. Я буду на другой стороне, но ты сможешь меня видеть.
Фрейзер кивнул, и Марта ушла.
События у соседней скамейки тем временем продолжали набирать обороты.
- Ох, кажется касса открылась, - забеспокоилась женщина.
- Да! - возликовал Раймудо. - Ты иди за билетами, а я в это время...
- Ну уж нет! Ты пойдешь со мной!
- Не пойду!
- Пойдешь!
- Не пойду!
- Пойдешь! Ох, наказание ты мое...
- Не пойду! - спокойно сказал мальчишка, чтобы закрепить результат.
- Ох, сколько там уже народа...Тогда сиди здесь, но не вздумай даже вставать со скамейки. - сдалась женщина.
- Угу...
- Ты слышал?
- Да слышал я!
- Никуда не ходи один! Обещаешь?
Это был хитрый прием. Если попробовать отвертеться, то бабушка потащит его в очередь с собой. Если пообещать... придется держать слово.
А Рэю так хотелось посмотреть часы на вокзале! Они были огромные, хотя их еще продолжали возводить. Рэй видел этот процесс краем глаза, когда они с бабушкой проезжали мимо на автобусе, а ему очень хотелось посмотреть подробнее как работают строители.
Рэй огорченно вздохнул.
- Ну, ладно, обещаю никуда не ходить один, - уныло пробормотал он.
- Вот и умница!
Беспокойно оглядываясь, его бабушка направилась к кассе, а Раймундо забрался на с ногами на скамейку и принялся обозревать окресности. Его вовсе не беспокоила стычка с бабушкой. Он прекрасно знал, как вести себя со взрослыми. С бабушкой можно капризничать сколько угодно, маму лучше слушаться, потому что она очень легко расстраивается, а при отце лучше всего быть как можно менее заметным и со всем соглашаться.
Его любытный взгляд прошелся по залу и остановился на удивленном Бене.
- Чего уставился? - громко спросил Раймундо, чтобы завязать разговор.
Бен ответил не сразу. С одной стороны ему было скучно и хотелось поговорить с этим мальчишкой, к тому же за этот месяц он не разу не общался со своими сверстниками, с другой — незнакомец не казался ему подходящим объектом для беседы.
- Ты глухой? - поинтересовался мальчишка.
- Нет. - поспешил вывести его из заблуждения Бен и, решив сразу пояснить ситуацию, добавил:
- Я не уставился, я просто смотрю.
Раймундо усмехнулся. Ему, однако, тоже было скучно.
- Тебя как зовут?
- Бент... - начал было Фрейзер, но вовремя прикусил язык, вспомнив, как двое мальчишек постарше него, с которыми он пересекся в поезде по дороге из Чикаго, смеялись над его именем.
- Бен, - ответил он. - А тебя — Раймундо, да?
- Меня — Рэй! Это бабушка иногда называет Раймундо.
- А!
- Сколько тебе лет?
- Уже семь. Скоро будет восемь.
- Подумаешь! Мне давно уже восемь. Целых два месяца.
Они помолчали, разглядывая друг друга.
- Ты тут живешь? – спросил наконец Рэй.
- Тут – на вокзале? – удивился Бен.
Рэй закатил глаза.
- Да нет же! В этом городе.
- Нет, я из Токтояктука.
- Токто... как? – в свою очередь не понял Рэй.
- Токтояктук. Это в Канаде.
- У... далеко!
- Да, - согласился Бен. – На самолете надо лететь... А ты отсюда?
- Я из Чикаго. Просто приезжал к бабушке, потому что у нас будет новый ребенок. Точнее, уже есть, и мы едем домой.
- А! – сказал Фрейзер, не уловив, правда, связи между новым ребенком и бабушкой. – Интересно! – на всякий случай добавил он.
- Ничего интересного, он – девчонка, - скривился Рэй. – С девчонками даже не поиграешь. Лучше бы еще один брат.
На этом разговор вроде бы остановился. Фрейзер думал, что бы еще спросить у Рэя, а в голове Рэя в это время созревал весьма коварный план.
- Слушай! – первым продолжил Рэй. – Ты видел часы?
- Ну... у нас дома есть часы, - осторожно ответил Фрейзер, не понимая, к чему клонит Рэй.
- Да не те часы, а вокзальные! Огромные! Их еще не закончили строить.
- Нет, не видел, - признался Фрейзер.
- Хочешь увидеть? – спосил Рэй. – И небрежно добавил, - Можем вместе сбегать посмотреть.
Это решало недоразумение с обещанием. Он ведь не обещал бабушке вобще никуда не уходить. Он обещал не уходить один. А с этим Беном он уже будет не один.
- Это, должно быть, интересно, но бабушка велела мне быть здесь, - вежливо отклонил предложение Бен.
Рэй фыркнул там громко, что от него шарахнулся забредший под вокзальную крышу голубь. Цель, однако, требовала дипломатичности.
- Ну так мы же и будем здесь, на вокзале. Она, наверное это имела ввиду.
Фрейзер задумался. Бабушка действительно не уточняла, где ему быть: здесь – на скамейке, или здесь – на вокзале. К тому, за этот месяц с ним не случалось ничего интересного, а Рэй, наверное, знает, что говорит, ведь он здешний! Фрейзер вытянул шею и увидел, что его бабушка и бабушка Рэя стоят в очереди рядом и оживленно о чем-то беседуют. Очередь двигалась медленно и Бентон понял, что ждать придется долго. Это решило дело.
- Хорошо, пойдем! – решил он. – Это ведь недолго?
- Две минуты! – заверил его Рэй. - Да и то, если будем плестить как черепахи.
Фрейзер улыбнулся, это сравнение его рассмешило. Еще раз оглянувшись в сторону билетной кассы, он последовал за Рэем.

Часы и в самом деле оказались занимательной штукой, хотя и не увлекли Фрйзера так как Рэя. Тот сновал туда-сюда за ограждением, задирал голову – в общем, был полностью поглощен открывшимся зрелищем. Бентона же больше заинтересовала вокзальная площадь. Совсем рядом был перрон, ниже, на рельсах стоял поезд. Людей на перроне было не очень много, видимо, часть из них уже погрузилась в поезд, а остальные ждали другого отправления. Среди них Фрейзер обратил внимание на полную пожилую даму. Сама по себе эта женщина не представляла особого интереса, но в руках она держала огромного белоснежного кота. Рядом с ней стояла большая сумка и тележка. Котов Фрейзеру доводилось видеть нечасто, тем более таких пушистых и зеленоглазых. Кошачий хвост безмятежно раскачивался в воздухе, но тут произошло нечто, чего никто ожидать не мог. Проходящий по другому пути поезд исторг огрушающий гудок, кот завопил, изогнулся и в одну секунду с рук своей хозяйки запрыгнул в открытое окно находящегося рядом пассажирского вагона.
Следующий вопль издала полная дама. Она метнулась к дверям поезда, но споткнулась о собственную тялежку.
- Манморанси! Манморанси, вернись! ООООО! Спасиииите! – заверещала она, растянувшись на тележке. Однако, стоящиие рядом, не обратили на нее никакого внимания, напротив лишь углубились в свои газеты, разговоры или думы.
Но вот на Фрейзера призыв о помощи подействовал совсем иначе. Он без раздумий метнулся к поезду.
- Не беспокойтесь, мэм, я его сейчас найду! – крикнул он на ходу, ухватился за поручень, и оказался в тамбуре.
Ошалевший Рэй видел, как Бен изчез внутри поезда. Хуже того, он слышал, что поезд уже начинает характерно пыхтеть. Было ясно, что если Бен в ближайшее время оттуда не выйдет, то так и уедет в неизвестном направлении вместе с идиотом котом. С минуту Рэй стоял, не отрывая взгляд от поезда, а потом не выдержал и бросился следом – скорее извлекать неразумного канадца на свет Божий. Тем временем несчастная дама заметила, что в приоткрытом окне появился мальчик с тяжелым котом на руках. Кот, видимо, сам по себе страдал нервами, и не понял, что ему желают помочь. Он яростно завертелся, оттолкнулся и, перевесившись, через окно, оказался на перроне. После чего, как ни в чем не бывало, снова запрыгнул на руки стонущей хозяйки.
Оказавшись внутри поезда, Рэй припустил вперед по коридору, заглядывая открытые купе и игнорируя запертые. Но это было лишним – Бен уже спешил ему навстречу. Вид у него был довольный – душу подогревало сознание оказанной помощи. Не успел Рэй испустить вздох облегчения, как поезд дернулся и... начал набирать ход. Рэй успел заметить как округлились от неожиданности глаза Бена, но, ощутив толчок сзади, вынужден был обернуться.
По проходу, толкая перед собой тележку, пробирался бочкообразный мужчина. Он неодобрительно уставился на мальчиков и проворчал:
- Что такое, дети? Вы, что не видите, что мешаете другим? Идите к своим родителям!
- Нет! – с отчаяньем произнес Фрейзер, - нам нужно обратно! Мы...
Он не договорил, почувствов, что Рэй крепко схватил его за руку. Не нужно было уметь читать чужие мысли, чтобы расшифровать взгляд, которым одарил Бена его спутник. Взгляд этот ясно говорил: «Молчи, придурок!»
- Да, сэр, мы уже идем, сэр! - покладисто отозвался Рэй и дернул Фрейзера за руку, увлекая его за собой. Он остановился у первого открытого купе, которое пустовало, чуть ли не пинком отправил туда Фрейзера, и закрыл за собой дверь. Поезд тем временем уже успел разогнаться и бесмятежно несся мимо каких-то заводов.
Глаза изумленного Фрейзера распахнулось еще больше.
- Что ты делаешь? Мы же немедленно должны вернуться! – убежденно сказал он Рэю, который, свалился на сиденье и глядел в окно с видом полной обреченности.
- Вернуться? – он медленно перевел взгляд на Фрейзера. – ВЕРНУТЬСЯ?! Ну, так прыгай с поезда и возвращайся!
- Нет Рэй, ты не понял, я ж так убьюсь, - возразил Фрейзер, не уловив порожденного отчаяньем сарказма. - Ведь можно как-то остановить поезд. Я не особенно знаком с поездами, но читал, что есть споп-краны – что-то такое...
- Ты знаешь, какая шумиха поднимется, если мы это сделаем? Нас, знаешь, куда отправят – в полицию! Тем более, что мы едем без билетов! Я видел однажды, как полицейские выводили какого-то человека из поезда!
Фрейзер прикусил язык. Как же он сразу не подумал! Он едет без билета, а это – приступление, так бабаушка говорила. Значит, он теперь – преступник! Он - сын Боба Фрейзера! И что теперь с этим делать?
- Но мы ведь это не нарочно. Ты сказал, что нас отправят в полицию. Это хорошо, значит, нам там помогут, если мы все как следует объясним.
- Ты совсем идиот, или прикидываешься? - взвился Рэй - «Помогут»! В полиции-то? Да ты знаешь, что бывает с теми, кто попадает в полицию?
Фрейзер недоуменно качнул головой. Его отец был конным полицейским, и Бен твердо знал, что полицейские созданы для того, чтобы помогать другим людям. Рэй, однако, быстро развеял это девственное представление.
Дело в том, что больше всего в своей жизни он боялся полицейских. Впрочем, этому страху он был обязан отцу. Армандо Векиио несколько раз случалось проводить ночи в камере под арестом за пьяный дебош, а по возвращении он с чувством рассказывал жуткие истории об упырях-полицейских, и что они делают с людьми. Вот у Рэя и сложилось впечатление, что страшнее полицейского чудовища нет.
Фрейзер не то чтобы не верил Рэю, он был обескуражен свалившийся на него информацией. Было видно, что Рэй вовсе не хочет его нарочно напугать, он сам рассказывал о полицейских с неподдельным трепетом в голосе. К тому же, здесь ведь и в самом деле все по-другому, не как в тех местах, где жил Фрейзер. Огромные дома, куча машин, но мало деревьев, а люди не здороваются друг с другом. В Токтояктуке было немыслимо пройти, не поздоровавшись с редким встречным, а тут на это никто и вовсе внимание не обращал. Наверное, полицейские здесь тоже другие, как и все остальное. Значит, Рэй прав. В конце концов, он ведь тут живет, и знает что говорит.
Придя к такому выводу, Фрейзер совсем приуныл. Положиние казалось безвыходным. Они уезжади все дальше и дальше, оставив позади себя своих бабушек, а поезд нес их неизвестно куда. И помощи ждать было неоткуда.
- Нам надо придумать, что делать! – объявил Фрейзер. Безвыходность безвыходностью, но бабушка говорила, что пока человек жив, безвыходных положений не бывает.
Рэй сумрачно взглянул на него изподлобья.
- Если бы не полез в этот поезд, нам бы ничего не пришлось придумывать.
- Но я должен был помочь! – возмутился Фрейзер этому несправедливому обвинению. - И потом, я ведь тебя за собой не звал.
- Да тебе самому помощь нужна. – Рэй многозначительно постучал указательным пальцем по виску. – В самом деле, нечего мне было за тобой лезть.
Они замолчали, и уселись, каждый глядя в свою сторону.
Колеса продолжали уныло отбивать такт.

Первым стал подавать признаки жизни Рэй. До сих пор он никогда не сидел спокойно (а тем более еще и молча) дольше пятнадцати минут, и теперешняя ситуация не была исключением.
- Эй! - окликнул он Фрейзера.- Не знаю, сколько мы будем ехать. Давай поиграем, может тогда быстрее что-то придумается.
Фрейзер в очередной раз уставился на него с изумлением. Играть, когда с ними непонятно что теперь будет, а их бабушки, сейчас наверняка сами не свои от переживаний? Как это вобще могло прийти ему в голову? Он поделился своими рассуждениями с Рэем, но тот только плечами пожал:
- Если мы будем просто так сидеть, ни бабушкам, ни нам это не поможет, только время будет дольше тянуться.
В словах Рэя была определенная логика (сомнительная, учитывая хронику развития событий), но Фрейзеру не хотелось лишний раз ссориться, и он спросил:
- Хорошо... А во что играть?
Очевидно, что ни в хоккей, ни в шахматы, ни даже в прятки здесь они играть не могли. Собирающихся картинок или других каких-то игр у них тоже не было. Может, Рэй имел ввиду загадки или «Города»?
- Ясное дело – в машинки! – не задумываясь ответил Рэй, вынимая из кармана шортов красную игрушечную машинку. – Доставай свою!
- У меня нет машинки, - ответил Фрейзер, с интересом разглядывая игрушку Рэя.
- Как нет? Уезжал из дома и не захватил не одной машинки? Вот, растяпа!
- У меня нет дома машинок, – внес ясность Фрейзер.
- Как это? – изумился Рэй. Он до сих не встречал живого мальчишки, у которого бы не было игрушечных машинок. – А как же ты играешь?
Фрейзер обстоятельно поведал Рэю о коньках, санках, паззлах, шахматах, и прочих привычных для него играх, на что Рэй только покачал головой.
- Это же надо, - пробормотал он, - даже самой малюсенькой нету?..
- Зато, - с достойнством ответил Фрейзер, приберегший лучшее напоследок, - у меня есть два боксера и страус!
Ему так и хотелось добавить, что эти игрушки лучше всяких машинок, но, во-первых, это было бы не совсем вежливо, а во-вторых, машинка у Рэя все же была замечательная.
- Да уж... – неясно протянул Рэй.
- И боксеры умеют драться, а страус – бегать и...
- Ага, летать и совать голову в песок... Да ну, ври побольше!
- Зачем в песок? У нас нет песка, у нас обычно снег. К тому же, страусы не летают.
- И где же ты его держишь, в клетке? Так я и поверил!
- Но Рэй, это же игрушечный страус - самодельный! Он бегает понарошку. Ну... почти. У него к голове, лапам, и хвосту прилажены кусочки лески, которые крепяться на скрещенную дощечку. Его мне дедушка сделал. Мы назвали его Остином.
- А что же боксеры? – уже заинтересованно спросил Рэй.
- Боксеры тоже от дедушки, только от другого, из Монреаля. Они стоят на ринге, и, если снизу дергать веревочку, они будут боксировать!
- Ух ты! И что, тоже самодельные?
Фрейзер утвердительно кивнул.
- Но все равно, - вернулся к ближайшей реальности Рэй. – С одной машинкой играть не очень-то интересно. Даже не погоняешься.
Фрейзер вдруг просиял и отцепил от рубашки значок в виде олененка.
- Вот, - сказал он. – С ним тоже можно играть.
- Прикольный! – одобрил Рэй, раглядываю малютку-олененка.
- Прикольный?.. А, ну да, он прикалывается к одежде.
- Прикольный – значит клевый, - терпеливо пояснил Рэй, но заметив, что Фрейзер все равно его не понял, добавил:
- В смысле - классный!
Фрейзер задумчиво потер бровь.
- Я не думаю, что нам в классе разрешат такие носить. Нам сказали, что у нас теперь будет форма – галстук необязательно, но...
Рэй шумно хлопнул себя по лбу.
- Прикольный – значит, хороший или интересный! Понятно тебе? В общем, - Рэй безнадежно махнул рукой, - олененок хороший, но с ним тоже неитересно играть. Машина его все равно обгонит, тут и думать нечего.
- Не обязательно, - спокойно возразил Фрейзер. – Если ехать по ровной дороге, то обгонит, а если в лесу, то нет. Вот, смотри!
Бен вынул из кармана брюк яркую обретку от шоколадки, сохраненную еще с первой недели пребывания в Уилметте. Обертка была красивая, но сейчас ее можно было пожертвовать на более занимательные цели. Фрейзер разорвал бумажку на множество небольших частей и стал беспорядочно раскладывать их на столе.
- Вот здесь – дерево, - говорил он, раскладывая бумажки, - и здесь, смотри, дерево. Маленькие – это кусты. И, скажем, несколько пней. И, еще коряга... И ручей. Вот теперь давай посмотрим, кто быстрее.
Рэй поставил свою «Комету» на край стола, Фрейзер примостил рядом оленка, а затем они стремительно повели своих соперников вперед. Олененок Фрейзера изящно перескочил через корягу, а Рэю пришлось ее объезжать. Расставленные Фрейзером деревья и кусты сильно мешали его машинке, которая вдруг оказалась очень неповоротливой. А олененок стремительно несся вперед и вскоре достиг противоположного края столика у окна.
- Здорово! – признал Рэй. – А теперь я сделаю нам дорогу, посмотрим, кто кого обгонит.
Он принялся перекладывать бумажки и умудрился наладить трассу так, что олененок Фрейзера на этот раз остался позади. Затем гонки переместились на сиденья и даже на пол, мальчики несколько раз менячлись «видами транспорта», в общем, игра оказалась настолько увлекательной, что Бен и Рэй опомнились только тогда, когда поезд стал решительно тормозить. Момент истины настал.

- На выходе будет много народу. Держись за меня, а то мы потеряемся.
- Мы уже потерялись, - решил внести ясность Фрейзер.
- Не умничай! Просто делай, что я говорю. А дальше – разберемся.
Фрейзер пожал плечами, хотя привычка Рэя командовать уже начала его раздражать.
- Так, выходим... - явно волнуясь, произнес Рэй.
Они прошли по коридору, примкнув к очереди выбирающихся на волю пассажиров, и вскоре оказались на перроне.
Рэй облегченно вздохнул.
- Ну вот! Теперь надо придумать, что делать дальше. Бен... Бен?
Ему потребовалось ровно пять секунд, чтобы понять – Бена рядом нет. В тот же самый момент на Рэя накатил небывалый ужас. Оказаться в незнакомом городе с ненормальным канадцем было страшно, но оказаться в незнаком городе одному было в тысячу раз страшнее.
Сердце трижды оглошительно бухнуло, а на четвертом ударе Рэй, сквозь мелькающую толпу, заметил растерянную фигурку в клетчатой рубашке – Фрейзер стоял, вцепившись в фонарный столб и тревожно озирался. Вознеся Господу самую искреннюю в своей жизни молитву, Рэй бросился к Бену.
Пробившись к Фрейзеру, Рэй первым делом крепко схватил его за руку, чтобы уже наверняка не разминуться вновь, и лишь после этого начал предьявлять претензии.
- Нам надо узнать, когда будет обратный поезд, - решительно перебил его излияния Бен.
- А, ну да! – моментально согласился Рэй, переключаясь на прозу жизни. – Тут где-то должно быть расписание. Там внутри. Идем!
Лавируя в толпе как две лодочки среди теплоходов, они добрались до здания вокзала и вошли внутрь. В незнакомом месте, кишащем людьми, как потерянный леденец - муравьями, Рэй казался притихнувшим и оробевшим, что неожиданно вселило приступ бурной деятельности во Фрейзера.
- Я помню, в другом месте расписание было на стене. Мы искали там наш поезд. Большое такое. Надо поискать. Идем вслед за другими.
Миновав длинный коридор с зазывными киосками, они оказались в большом зале с кучей касс магазинчиков и...
- Вот оно! – радостно воскликнул Фрейзер, указывая на огромное расписание над аркой.
- Угу... – отозвался Рэй, с некоторым испугом глядя на обилие направлений и цифр. - Да кто в состоянии во всем этом разобраться?!
Фрейзер тем временем сосредоточенно гипнотизировал табло.
- Вот! – спустя минуту отозвался он. – Поезд, который нам нужен отходит через три с половиной часа со второй платформы.
- А... это точно? – засомневался Рэй - Как ты нашел нужный? Там же куча всего понаписано.
Фрейзер перевел недоуменный взгляд на Рэя.
- Конечно. Тут же есть все, что нам надо. Вот отсюда мы приехали... – начал объяснять он.
- Ладно-ладно, - беспокойно озираясь оборвал его Рэй. – Но нам нужно куда-нибудь уйти осюда. Мы не можем торчать здесь три часа.
- С половиной.
- Тем более!
- Почему? Это же вокзал, его для того и построили. Разве нет?
- Да при чем здесь это? Мы тут одни, без взрослых. А значит, к нам обязательно кто-нибудь прицепиться, начнет выяснять, почему. А когда узнает, в чем дело, отправит нас разбираться в полицию. А там... – Рэй не докончил фразу, безнадежно махнув рукой. Бен неохотно кивнул и они направились к маячившей вдали надписи «Выход».
Фрейзер еще дважды отставал от Рэя, заглядевшись на очередное (для него) вокзальное чудо. Рэя это здорово бесило, о чем он, не стестняясь в эмоциях и поведал своему канадскому спутнику.
- Извини, Рэй, - с искренним раскаяньем сказал Фрейзер. – Этот вокзал намного больше тех, которые я раньше видел. И тут столько всего интересного! Вот там, смотри, какие...
- Ты опять?! Не отвлекайся! Ладно здесь, а когда мы выйдем, что будет? Не могу же я тебя к себе привязать!
- Да, Рэй.
- Я бы, может, и привязал, да нечем!
- Рэй! Я придумал! – радостно вскинул голову Бен. – Нам нужен стимул. Он поможет нам не забывать держаться вместе.
- Не знаю я никакого Стимула. Что ты еще выдумал? – нахмурился Рэй.
- Стимул... это такая штука, которая помогает что-то делать, - затрудняясь, пояснил Бен. - Мне пришло в голову, когда ты сказал, что мы не можем ходить привязанные.
- Я не догоняю.
- Так я и не убегаю...
- В смысле – я не понимаю, о чем ты говоришь!
- А, это! Слушай, у меня есть идея...
- Знаешь, мне кажется, что до этого момента я вобще ничего не боялся... озабоченно пробормотал Рэй.
- Но это хорошая идея! Ты смотрел фильм «Не склонившие головы»?
- Конечно! Улетный фильм! А что, в Канаде есть кино?
- Есть, но не это сейчас важно. Мы можем играть будто мы – Джон и Ной, а ведь они не могли отойти друг от друга так как были соединены цепью с наручниками! Ну как?
Рэй пару секунд обдумывал предложение, а потом улыбнулся.
- Чур, я буду Джоном!
- Да, пожалуйста! – без заминок согласился Фрейзер, которому чернокожий Ной нравился куда больше задаваки Джона.
- Ну, смотри – застынешь в очередной раз у лотка с журналами, считай что проиграл!

Пройдя здание вокзала насквозь, ребята вышли через одну из дополнительных дверей и вновь оказались на улице, только уже не со стороны путей; эта дверь выводила к довольно неприглядной заброшенной части города. Народу здесь почти не было, внимания на них никто не обращал и Рэй наконец вздохнул спокойно. В нем проснулось обычное любопытство.
- Эй, пойдем посмотрим, что там такое, не стоять же тут три часа. - толкнул он задумавшегося Фрейзера и указал на расположенный в отдалении полуразвалившееся здание, напоминающее заводской склад. – Там, кажется, никого нет.
- Я не думаю, что это хорошая идея. Нам не следует далеко отходить от вокзала.
- Но здесь же скучно! А там можно все рассмотреть.
- Ты уже рассмотрел часы...
- Да ну тебя! Это же совсем другое.
- Слушай, я просто хочу дождаться поезда и вернуться. Я туда не пойду, - воспротивился Фрейзер.
- Ну что ты как девчонка? Ну и стой тут один, а я...
- А ты – проиграешь. Мы скованы одной цепью, забыл?
У Рэя сам собой приоткрылся рот. До него только сейчас дошла хитрость Фрейзера. Коварные канадцы!
- Это свинство, - печально произнес Рэй. Проигрывать не хотелось. Не таким человеком был Рэй, чтобы проиграть.
Фрейзер, ощущая свою правоту, ничего ему не ответил.
- Но цепь, кажется, не мешает мне надавать тебе по шее? – воспрял духом Рэй.
«Ной» метнул на «Джона» быстрый взгляд, оценивая серьезность его намерений.
- Неизвестно, кто кому надает, - без задиристости ответил он.
Рэй молча пялился на Фрейзера. Его удивило не столько нахальство, которым веяло от этого заявления (все-таки он был выше и крепче Бена), сколько дображелательный тон, которым оно было сделано.
- Это как с машинкой, - пояснил Фрейзер. – Ты думал, что мой олененок ее не обгонит. А вобще... моя бабушка говорит, что кулаки не помогают решить проблему.
- Да? А что помогает?
Фрейзер наморшил лоб, стараясь в точности припомнить бабушкины слова.
- Конструктированный диалог, - не совсем уверенно промолвил он. – Но я сам точно не знаю, что это такое.
- Думаю, что-то очень тяжелое, - уважительным тоном отозвался Рэй. – Слушай, а может передумаешь? Мы ведь туда за пять минут дойдем! И что там с нами может случиться? А место, кажется, очень интересное... Ну, пожалуйста! А, Бенни?
Фрейзер молчал. Открытие того, что в словаре Рэя, оказывается, есть слово «пожалуйста» крайне его удивило.
- Ладно... – наконец сдался он. Только... ненадолго.
Рэй радостно подпрыгнул, и они побежали вниз по склону.

- Я же говорил тут здорово! Смотри, сколько тут покрышек от машин! Можно залезть внутрь одной и прокатиться!
Идея была заманчивая, она соблазнила даже благоразумного Фрейзера, оставалось только выкатить покрышку во двор за складом. Они выбрали ту, что казалась полегче и поновее, и покатили к выходу.
Рэй остановился, и дернул дверь на себя. Дверь, однако, и не подумала открыться.
- Слушай? А чего она не открывается? А? – встревоженно спросил он.
Фрейзер подскочил к двери и пару раз безрезультатно тряхнул ее за ручку.
- Н-не знаю... А зачем ты закрыл дверь?
- Я не закрывал!
- Я тоже не закрывал...
- Может ветром захлопнуло? Я слышал какой-то хлопок...
- Может... – согласился Фрейзер, внимательно рассматривая помещение.
Рэй продолжал терзать дверь.
- Как же мы теперь выберемся? – похолодев спросил он.
- Похоже, что никак – дверь нам не открыть, а окна слишком высоко.
- Но... но это же... Как же это?.. А если позвать на помощь?
- Попробовать можно. Но место здесь пустынное, а на станции нас все равно не услышат.
Рэй с безнадежным видом плюхнулся на бетонный пол.
- Нам придется здесь остаться, - с отчаяньем прошептал он. – Навсегда. Мы, наверное, пробудем тут целых сто лет... Это так ужасно! Зачем я только нас сюда сюда потащил?!
Фрейзер видел, что отчаянье Рэя ненапускное. Ему и самому было сташно, но Рэя все же захотелось утешить.
- Не волнуйся... сто лет мы тут сидеть не будем, - успокаивающим тоном сказал Бен. – Дня через два-три мы умрем, ведь у нас даже воды нет.
Слова эти, однако не произвели желаемого эффекта. Ответный взгляд Рэя был столь выразителен, что Фрейзер больше не решился что-либо добавить.
Сидя в ловушке, Бен и Рэй молчали. Говорить не хотелось. Да и о чем говорить, когда происходит такое? Неизвестно, сколько времени прошло, но Рэй вдруг поежился и проворчал.
- Тут еще и холодно...
- Потому что сквозняк, - откликнулся Фрейзер.
- Ага...
- Сквозняк!
Фрейзер вдруг вскочил, выбежал на середину склада, зачем-то облизнул указательный палец и поднял его вверх.
Рэй смотрел на эти манипуляции грустными глазами. Фрейзер, конечно, был всего лишь вредным непонятным канадцем, но он все же был и человеком, и поэтому в глазах Рэя не заслуживал безвременного помешательства.
- Все в порядке! – вдруг радостно воскликнул Фрейзер и устремился дальней стене склада с ретивостью напавшей не след ищейки. – Иди сюда, помоги мне!
Не понимая еще, в чем дело, Рэй подбежал к нему.
- Помоги мне оттащить эти покрышки от стены, там должен быть выход!
- А как ты узнал? – хватаясь за резину, спросил Рэй.
- Сквозняк не берется ниоткуда. Если все окна закрыты, то должно быть еще что-то, только нужно было узнать место.
- Этот твой фокус с пальцем? – пыхтя от натуги, поинтересовался Рэй.
- Ну, да. А вот и дверь.
Дверь была заржавевая, осевшая в землю, но закрывалась она неплотно и двое детей вполне могли пролезть через оставшуюся щель.
- Бенни, ты молоток! – восторженно захохотал Рэй, когда они вновь оказались на свободе.
Фрейзер не стал задавать лишних вопросов, правильно решив, что «молоток» в данном случае является комплиментом. К тому же, нужно было спешить на поезд.

Продолжение фанфика читайте здесь (весь прост о в запись не поместился).

Фанартик к фанфику, конечно, очень условный, но я немного надеюсь, вы дагадаетесь, кто есть кто. )))


@темы: фанарт, Рэй, Бентон